archistorik (archistorik) wrote,
archistorik
archistorik

Category:

Мир русской усадьбы. Часть 3: 1917 - 1920е гг.

Между двух революций

Весенний Петербург бурно праздновал победу над царизмом.

251678 Парад военных училищ и школ прапорщиков на Дворцовой площади. 19 марта 1917 года..jpg
Парад военных училищ и школ прапорщиков на Дворцовой площади. 19 марта 1917 года.

831808 На Адмиралтейском проспекте 1 мая 1917 г.jpg
На Адмиралтейском проспекте 1 мая 1917 г.

А сотни дворянских усадеб, окруженные тысячами деревень, жили в ожидании завтрашнего дня. Вот несколько фрагментов из более-менее внятных статей о времени между двух революций, то есть от февраля до октября месяца. Чем глубже вникаю в тему, тем более интересные детали высвечиваются.
«Деревенское население той поры было далеко не однородным. Кроме крестьян-земледельцев, носителей традиционной культуры, в деревнях жили люди, испытавшие революционное влияние города: крестьяне-отходники, жившие ранее в городах; интеллигенция (врачи, учителя, телеграфисты, ветеринары); демобилизованные солдаты русско-японской и Первой мировой войн. Именно пришедшие с развалившегося фронта солдаты упоминаются во многих документах личного происхождения впереди почти каждого разгрома».
«Захваты  помещичьих земель  и  разгромы  усадеб начались  в  марте–апреле 1917 г., местами к  началу полевых  работ. И теперь при разгроме усадеб крестьяне не останавливались перед расправой с владельцами, если они оказывали сопротивление».

Октябрьская революция и охрана памятников истории и культуры

Уже «Декрет о земле» передавал в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных советов не только помещичьи земли, но и все усадебные постройки со всеми принадлежностями. Декрет требовал составления точной описи всего усадебного имущества и его «строжайшей революционной охраны».
В газете «Известия» Глава правительства разъяснял теперь уже всем российским крестьянам, что нужно «брать все помещичьи земли в свое распоряжение под строжайший учет, охраняя полный порядок, охраняя строжайше бывшее помещичье имущество, которое отныне стало общественным достоянием и которое поэтому сам народ должен охранять».
25 октября 1917 г. ВРК назначил комиссаров по охране художественно-исторических памятников и частных коллекций. В течение 1917— 1918 гг. в Петрограде, Москве, Орле, Рязани, Смоленске, Владими¬ре, Томске при губернских Советах были сформированы органы охраны памятников.

Писались обращения к народу: «Товарищи! Трудовой народ становится теперь полновластным хозяином страны. Она обнищала, ее разорила война. Но это преходящее, ибо она богата неисчерпаемыми возможностями. Велики естественные сокровища… Но кроме богатств естественных, трудовой народ унаследовал еще огромные богатства культурные: здания дивной красоты, музеи, полные предметов редких и прекрасных, библиотеки, хранящие огромные ценности духа и т. д. Русский трудовой народ, будь хозяином рачительным, бережливым. Граждане, берегите наше общее богатство».

Anatoliy_Lunacharskiy_1925.jpg
Анатолий Васильевич Луначарский, (1875 – 1933 гг.). С октября 1917 года по сентябрь 1929 года - первый нарком просвещения РСФСР, активный участник революции 1905—1907 годов и Октябрьской революции. Луначарский активно отстаивал сохранение исторического и культурного наследия.

Таким образом, центральная власть с первых же дней революции действовала в направлении сохранения доставшихся ей от прошлого памятников искусства и старины.
Но и стихийные погромы также имели место. В чем же причина такого явления?
Призывы сверху не могли быть подкреплены и поддержаны на уровне волостной и сельской власти. В конце 1917 — начале 1918 года никакой реальной власти на местах просто не было. Старая власть рухнула, а новая еще не появилась.
Публицист А. Н. Греч, считавший бурные события 1917 года началом смертельной агонии усадебной культуры, тем не менее, был вынужден признать, что революция лишь ускорила «медленный, неизбежный процесс умирания усадьбы».

Хотим это признать или нет, но вывод очевиден: судьба русской усадьбы была предрешена задолго до революции, и главная причина именно такого развития событий состояла в глубочайшем расколе и кризисе русского общества. Ненависть крестьянства была направлена против всего, что ассоциировалось с барской жизнью.

Вот такой была ситуация с русской дворянской усадьбой на момент драматических событий Октября 1917 года. Что же можно было сделать для их спасения в той конкретной обстановке хаоса и ненависти? Выход был только один: брать, насколько это было возможно, усадьбы на государственный учет, составлять описи усадебного имущества и вывозить, как можно быстрее, эти ценности в государственные хранилища.

Именно в этом направлении и начал действовать музейный отдел Народного комиссариата просвещения, организованный в мае 1918 года и отвечавший за охрану памятников искусства и старины в стране. Уже летом 1918 года отдел направил во многие губернии своих сотрудников — так называемых эмиссаров. Задолго до того, как в губерниях и уездах были образованы подотделы по делам музеев и охране памятников, эти эмиссары сумели вывезти в Москву целый ряд ценнейших коллекций и тем самым, несомненно, спасли их для отечественной культуры.
За пять лет такой интенсивной деятельности столичными эмиссарами и губернскими агентами-инструкторами было обследовано 540 бывших усадеб, из них 155 — только по Московской губернии. Из 150 усадеб предметы старины и целые коллекции были вывезены в государственные музеи и хранилища.

Интенсивная деятельность по сохранению культурно-исторического наследия могла осуществляться только при наличии большого числа специалистов-профессионалов. И такие специалисты в стране были еще с дореволюционных времен. Характерно, что значительная их часть пошла на сотрудничество с новой властью, хотя далеко не всегда принимала и поддерживала ее идеологию и политику. Среди сотрудников Музейного отдела Народного комиссариата просвещения были такие известные специалисты, как И. Э. Грабарь, Н. Г. Машковцев, Б. Р. Виппер, В. А. Городцов, А. И. Анисимов, П. П. Муратов, М. М. Хуссид. Примерно такая же ситуация была и в губернских подотделах.
У всех этих людей был очень непростой выбор: они не были большевиками, не являлись приверженцами марксистской доктрины. Но, тем не менее, они пошли на сотрудничество с властью в вопросах охраны памятников и в музейном строительстве.

0_10d5ad_57d0be52_XL.jpg
Игорь Эммануилович Грабарь, (1871-1960). Является одним из основателей охраны памятников искусства и старины, музееведения и реставрационного дела. Грабарь был ключевой фигурой художественной жизни советской России. В 1918 году художник создает Центральную реставрационную мастерскую. Он помог  спасти многие произведения древнерусского искусства и результатом проведенной работы мастерских, было открытие многочисленных выдающихся памятников древнего русского искусства.

Подобной позиции придерживался И. Э. Грабарь. Сразу же после Октябрьских событий 1917 года он призвал своих коллег отказаться от саботажа и «идти работать с большевиками, ясно и определенно заявив, что политическую платформу мы не разделяем, что мы не социалисты и не буржуи, а просто деятели искусств…».

У многих деятелей искусства был и еще один мотив для сотрудничества. Положение с охраной культурного наследия в дореволюционной России было крайне неблагополучным. Эффективного государственного законодательства практически не было. Теперь же, как отмечал И. Э. Грабарь, первый раз в истории России власть выделяет огромные деньги на искусство, на охрану памятников, «программа и перспективы такие, что дух захватывает».

В наши дни, то есть по прошествии более 100 лет, стало модным «все валить на рыжего»......
Доходит до того, что про усадьбы, прекрасно сохранявшиеся до 1990х годов и брошенные на произвол судьбы после развала Советского Союза, интернет рассказывает, что «усадьба разрушена большевиками».
Разумеется, Советское государство усадьбы не разрушало. Но работа по учету и сохранению исторического наследия была такой огромной, а материальные возможности такие мизерные, что многие усадьбы не были охвачены. В наибольшей степени повезло тем усадьбам, для которых сразу было найдено новое назначение. И они стали школами и больницами, санаториями и клубами и так далее. И – главное – не остались бесхозными сооружениями.
Дальнейшая судьба усадеб очень сложная, так же как сложна и вся история нашей страны.

И разумеется – эта тема весьма непростая…. !
Я только хотел напомнить, что такие сложные вопросы надо изучать по настоящим научным изданиям, а не по «постам» в интернете. А моя статья – только общий обзор, очень сжатый, и очень схематично показывающий Историю Русской Усадьбы.
Но - не отвлеченно – а во взаимосвязи с русской деревней, которая кормила и питала эти усадьбы.
Tags: Архитектура, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments