Капитель

Высокий иконостас - вопросы и ответы ...

Несколько лет назад я начал подготавливать материалы для своего нового исследования по древнерусской архитектуре. Тема пришла ко мне неожиданно. Она была такая простая и логически ясная, что я немного удивился, почему никто до меня не акцентировал внимание на эти немного странные моменты в нашей архитектуре.

ф-2.jpg
Попробовал я вначале задать вопрос одному очень важному ученому, обвешанному таким количеством званий, что на одной странице не уместятся.  Ученый надул щеки и ничего толком ответить не смог. И это понятно. Любая тема требует предварительного ознакомления с ней. Книги – а книг я просмотрел много – тоже старательно пропускали эту тему. Но раз уж я решил разобраться, то стал искать серьезно. И когда что-то стало вырисовываться, то потребовалось собрать хотя бы минимум исходных материалов, чертежей и фотографий, чтобы сформулировать свои мысли на бумаге, то есть в данном случае на мониторе.


Чертеж – это язык архитектуры, давно известная истина. Необходимо было найти древнерусский храм, четырехстолпный, пятиглавый, с тремя апсидами. Можно сказать типичный объект, каких великое множество на Руси. Но желательно в Москве, поскольку в знаменитых томах «Памятники архитектуры Москвы» есть планы почти всех московских храмов и хотя бы с поиском чертежей планов проблем не будет. Несмотря на то, что в Москве их «Сорок Сороков», как говорится – но найти один, с четкой и ясной планировкой оказалось совсем непросто. И проштудировав в который раз тома, я выбрал расположенный на Сретенке храм со странным названием «В Листах».
Это простое по форме здание, по своим пропорциям близкое к кубу. Никаких пристроек и приделов, кроме трапезной с западной стороны. Даже колокольня стоит отдельно, не связанная с основным храмом. Посмотрел, оценил и поехал на старинную московскую улицу Сретенку, знакомиться в натуре и попытаться сфотографировать, если это возможно. По отношению к улице храм стоит «в яме» и может быть поэтому долгие годы оставался малоизвестным. Но в недавние годы рядом появилась станция метро, территорию вокруг храма расчистили, создали нечто вроде небольшой площади и полузабытый храм ожил из небытия. Хотя, может быть, все обстоит совсем не так, и храм никогда не был «полузабытым», но большинство прохожих его не замечали в прошлые годы, да и вид он имел до реставрации совсем другой.

Untitled-5.jpg
На старой фотографии XIX века собор тоже находится намного ниже уровня улицы.

ф-5.jpg
На начало XXI века общие объемы воспринимаются точно так же как и 150 лет назад. Но пристройки вдоль улицы снесены, и вид стал более открытым.
Сфотографировать общий вид я не смог, наверное - он «не влезал» в кадр фотоаппарата.

0_790c5_4f4397e8_XL.jpg

Сегодня в качестве общего вида я поставил фото моего друга Владимира vladimirdar, у которого тоже есть работа по этому храму и несравненно более качественные фотографии.
А я спустился от метро вниз по ступеням на нижний уровень, на котором сегодня покоится этот многострадальный храм. И обошел его со всех сторон.

ф-3.jpg


ф-8.jpg


ф-12.jpg
Местные кошечки во дворе явно подобраны под цвет стен, для общей гармонии.


ф-11.jpg


ф-6.jpg

Но это было общее знакомство с архитектурой. Со стороны улицы колокольня видна на первом плане и является высотным акцентом, даже в сегодняшней эклектичной застройке Сретенки. Колокольня построена в конце 18 века, она скомпонована с оградой. Да скажем прямо – именно ограда сегодня является одним из главных составляющих комплекса.


ф-7.jpg


ф-17.jpg
Вид со стороны трапезной и входа в храм.

ф-9.jpg

ф-10.jpg

Со стороны дворовой территории виды открываются живописные и неожиданные. Они как бы компенсируют некоторую «суровость» общего облика, ведь именно так смотрится храм со стороны улицы.
Здесь уже изначально присутствует некоторая двойственность – ведь обычной приходской церкви здесь явно присущи черты соборного храма. Крупный масштаб здания, массивные барабаны, мощные закомары – обычно такие храмы встречаются на Руси в больших монастырских комплексах, вроде Пафнутьев-Боровского монастыря, для городской узкой улицы масштаб несколько превышен. Недаром храм Троицы в Листах так сложно запечатлеть с помощью обычного, не широкоугольного фотоаппарата.
Но целью моего путешествия на Сретенку было не фотографирование здания, таких фото и без моих предостаточно. Мне необходимо было познакомиться с самым главным для меня – с интерьером храма, точнее – с его внутренней структурой.
Итак – вхожу внутрь. И мне открывается хорошо знакомая картина – большая, светлая с большими окнами и абсолютно безлюдная трапезная. А впереди виден вход в собственно храм, в полутемное помещении со сверкающим иконостасом …….

Что же представляет собой русский четырехстолпный храм, построенный в 1650 – 1661 гг., в середине VII века? В плане он близок к квадрату или прямоугольнику, имеет четыре опоры, которые в литературе называют обычно столбами, столпами или пилонами. Я всегда именую эти опоры именно термином «столпы». Четыре столпа и система сводов делят объем храма на девять ячеек, центральная из которых обязательно освещена верхним светом из центрального купола. Еще четыре главы дополняют объемно-планировочное решение. Но их может и не быть. В стенах окон мало и они находятся высоко, поэтому в храме темновато. Такой контраст, при котором полутемное помещение освещено в основном верхним светом, льющимся из окон куполов, безусловно задуман не случайно. Божественный свет должен создать соответствующее настроение. Это только несколько вводных пояснений.

Далее взгляд переходит на главное сооружение храма, называемое иконостасом. Иконостас здесь высокий пятиярусный, который так и обозначается термином «высокий иконостас». Вот он, перед нами, во всей красе

ф-15.jpg
Красиво? Да, конечно. Обилие золотых деталей в данном храме можно назвать оправданным. Более скромная палитра красок могла бы потеряться в полутемноте основного храма.

ф-2.jpg

Центральную часть иконостаса с царскими вратами я успел сфотографировать несколько раз, пока бойкая служка отлучалась по своим делам. Но надо сознаться, что фотография плохо передает состояние данного художественного произведения. Конечно – это надо видеть в натуре. А вот теперь, после долгого повествования, я подхожу к основной теме, ради которой я приехал на Сретенку.
А главная тема – это разобраться и понять, почему иконостас размещен именно так, а не по-другому, ведь вариантов есть несколько.

V_Listah-1-R-1.jpg
План церкви

Я много раз употребил слово «четырехстолпный». А что же мы видим в натуре, при осмотре интерьера? Мы видим только два столпа! На два восточных крепится конструкция иконостаса и увидеть эти столпы почти невозможно. Ну и соотношение площадей храма тоже очень нерациональное, с сточки зрения современного человека. Алтарная часть храма, иконостас и солея вдоль него – все эти площади составляют почти половину.
Но такова была логика средневекового мышления. И на этом примере видно все каждому.


ф-1.jpg
На этой фотографии видно, что иконостас полностью закрывает восточную часть храма. Понятное дело, за ним расположен алтарь, в который не только заходить, но и созерцать не положено. И два восточных световых барабана освещают только пространство алтаря.

фасад-схема.jpg
И еще одна схема, в дополнение к плану. Красной линией показано размещение иконостаса внутри здания. Образно и понятно, не так ли?.


А как же так могло получиться, ведь русский человек всегда был рационалистом. Зачем же он так нерационально распорядился с площадями и кубическими объемами внутреннего пространства?

Здесь необходимо немного углубиться в историю искусства. И если мы подробно посмотрим этапы развития русского иконостаса, то можно сделать вывод – высокий иконостас возник позднее, и первоначально в храмах ставили невысокую алтарную преграду. Это была стенка для только одного яруса икон, и она имела высоту в два или три метра. И эта «алтарная преграда» не разбивала интерьер на две части. Храм выглядел – как единое пространство.
Мода на «высокий иконостас» пришла позднее.

0_14d6f9_26933ebf_-1-L.jpg
Для примера показываю вид алтарной преграды в соборе Переславля-Залесского, белокаменном сооружении XII века. Вот как-то так, по такому принципу и создавались первые иконостасы. Они не разбивали пространство храма. Поэтому мы сегодня так высоко ценим древнее русское искусство, простое и хрустально-чистое в своей первоначальной красоте.

Развитие иконостаса и превращение его в «высокий» - это совсем новая струя в русском искусстве. И не всегда, и не везде новые высокие иконостасы оказались на месте и замена алтарной преграды на высокий иконостас не всегда оправдана с художественной точки зрения. Очень часто они спорят с архитектурой. Так что, любимый мною высокий иконостас тоже не идеален, и восторгаться им надо после внимательного знакомства с конкретным сооружением.
Результатом моего исследования явилась статья на странице Творческого сайта - http://odintsovgrigori.ucoz.ru/index/ikonostas_khrama_1/0-151 - но там все изложено предельно коротко, без эмоций. Сегодня мне захотелось рассказать более подробно, как в 2011 году создавалась эта работа.
Замечательная нужная работа!
С неподдельным интересом прочитал пост и статью на сайте!
Так вопрос ваш в том, почему алтарь занимает третью и даже бОльшую часть храма?
Если так, то предложу варианты ответа.
Новозаветный храм, как и суточный круг богослужений во многом повторяют традиции иерусалимского храма. А там Святое святых как прообраз алтаря занимал ровно третью часть Скинии.
Русские храмы имели почти всегда пространные трапезные-притворы, в которых также могли располагаться миряне. Застроенные многочисленными приделами в синодальную эпоху старые русские храмы утратили единство пространства храма и притвора (пример -- Тихвинский храм в Алексеевском).
На самом деле апсида в алтаре остается практически нефункциональной .
Если я и задаю вопросы в этой работе - то скорее самому себе. Ответов здесь найти сложно, или невозможно. Создавалась такая структура внутреннего пространства веками. Да, на сегодня она смотрится нелогично, но в русской (и в любой) истории столько всего нелогичного, что устанешь перечислять....