archistorik (archistorik) wrote,
archistorik
archistorik

Categories:

История архитектурного чертежа

Как создавались архитектурные чертежи во 2-й половине ХХ века
Каждый человек понимает, конечно, что все дома – построены по чертежам. И что эти чертежи разрабатывал архитектор. На этом знание о чертежах чаще всего и заканчивается  :))
А вот мне на протяжении более чем 40 (сорока!) лет проектной работы пришлось воочию повстречаться со всеми видами чертежей, которые создавались в проектных организациях с начала 1960-х гг. и до сегодняшних дней. И чертежи эти настолько различаются по способу их создания, что это настоящая «истории эволюции» чертежа в нашей стране. Я не буду рассматривать все чертежные работы, которых очень много – подрамники и планшеты с демонстрационным и «показным» материалом, альбомы и буклеты, перспективы и аксонометрии, развертки фасадов и панорамы комплексов зданий и т.д. Сосредоточу внимание именно на создании чертежей, по которым строятся здания.
Первый этап – создание чертежа + копирование на кальку + синька с кальки
Первые чертежи, с которыми я соприкоснулся  в конце 1950-х и начале 1960-х годов, создавались по следующей схеме. Архитектор вычерчивал чертеж карандашом на листе ватмана, весь чертеж с надписями и пояснительной запиской, рамкой и штампом. Набор его инструментов всем известен: чертежная доска и рейсшина с роликами на двух натянутых лесках, и угольники под 45 и 60 градусов. Несколько остро заточенных карандашей разной твердости – М, ТМ, Т и ластик. У особо аккуратных еще была щеточка для очистки листа. Вот и весь арсенал. Затем выполненная архитектором работа проверялась и направлялась на копировку в копир-бюро.
В каждом проектном институте существовало «Копир-бюро» где работала большая группа копировщиц. Получив чертеж, копировщица накладывала на него кальку, и на кальке рейсфедером и тушью вычерчивала копию чертежа. Работа копировщиц была очень сложная, ведь проведенную тушью на кальке линию невозможно было исправить. Всякое соскабливание было видно на конечной синьке. И вот эта калька и становилась документом. Она подписывалась всеми участниками проектного процесса и сдавалась на хранение в архив. В копир-бюро работали исключительно женщины, вычерчивая тушью на кальке копии всех чертежей. Еще помню, как одна копировщица с гордостью говорила – ваши ватманы выбрасываются, а мои кальки навечно хранятся в архиве!  Думаю, что устанавливая  Памятник Архитектору - если такое когда-нибудь случится ??? - нужно в уголке обязательно поместить фигурку скромной и незаметной женщины – копировщицы.
Основной минус для архитектора во всем этом последовательном продвижении чертежа состоял в том, что его графика заменялась в этом процессе работой копировщицы, которая зачастую чертила тушью на кальке уже несколько другую графику.
В отделе светокопии кальки пропускались сквозь барабан специальной светокопировальной машины, и получался рулон, вроде обоев. Затем этот рулон закреплялся на барабане, на краю огромного стола и на этом столе  специальными ножницами вручную разрезался на отдельные чертежи. Так получался искомый документ, под названием «синька». Синька была обычно «синеватой», а иногда и «фиолетового» оттенка.
Найти сегодня старые «синьки» уже не просто. Сохраняются они в основном в архивах крупных проектных организаций, и в архивах заказчиков тех лет. Мне попадали в руки синьки чертежей 1940-50х годов, например высотного корпуса МГУ. Это великолепные чертежи - как по архитектуре, так и по своей графике, четкие и красивые, каждый чертеж можно назвать произведением графического искусства.
Второй этап – создание чертежа на карандашной кальке + синька с кальки
Где-то в конце 1960х – начале 1970х годов началась новая «эра» - появилась «карандашная калька». Это калька более толстая, чем тушевая калька, и плотная на ощупь, весьма шероховатая и на ней можно чертить карандашом. Но только очень жесткими карандашами, Т или 2Т, или еще более твердыми. С этим нововведением у архитектора появилась возможность самому создавать конечный продукт, то есть кальку, которая будет храниться в архиве. Начало моей основной самостоятельной работы приходится как раз на этот этап. Но новшество не оправдало ожиданий.
Карандашная калька оказалась миной замедленного действия. Чертеж легко размазывался пальцем, калька оказалась ломкой, и ее легко было случайно надорвать. Застал я и такой исторический штрих (ребята, не падайте в обморок) – для сохранности кальки ее перед сдачей в архив требовалось обшить по периметру на швейной машинке, предварительно подогнув края. И была специальная тетя, которая сидела за ручной швейной машинкой и обстрачивала края чертежей. И очень сердилась, когда ей приносили сразу много калек (я одна, а вас много, подождете).
Копир-бюро срочно расформировали, молодые девушки переквалифицировались в чертежницы, а ветераны отправились на пенсию.
Третий этап – создание чертежа + РЭМ-калька + черно-белая копия с кальки
Приблизительно с середины 1970-х годов в проектном деле произошло очень существенное изменение. Появилась принципиально новая техника для размножения чертежей. И хотя все это как бы вопросы технические, но я специально так последовательно рассказываю историю. Что бы показать, как кардинально  изменилась работа архитектора в связи с этим новшеством.
В крупных проектных организациях стали устанавливать машины, на которых печатались черно-белые копии непосредственно с листа ватмана. Так называемые РЭМ копии на белой бумаге, и РЭМ копии на кальке. Наконец-то конечным продуктом работы архитектора стал черно-белый чертеж. Появились невиданные возможности в оформлении чертежа! Особо творческие личности даже штамповали через трафарет основные надписи и названия. Чертеж впервые стал отражать «руку автора», его архитектурный стиль. Что бы не писать длинные пояснения от руки, тексты стали печатать на печатной машинке и приклеивать на чертеж. Позднее стали отдельно печатать штампы и тоже приклеивать их на чертеж. Красотища! В общем – возможности появились такие, о которых ранее можно было только мечтать.
С законченного листа ватмана делали РЭМ-кальку, она подписывалась и сдавалась в архив. Все!
Этот период стал заканчиваться с появлением в проектных организациях компьютера. Определить время окончания «чертежного» этапа и начала «эры» компьютерного проектирования – невозможно! Везде он проходил по-разному, и часто чертежи, вычерченные рукой архитектора и компьютерная графика - существовали параллельно многие годы.
Четвертый этап – компьютерное проектирование + распечатка на плоттере (черно/белая или цветная)
Нет, не так скоро все случилось, как многим сегодня кажется. Компьютеры пробивались в жизнь долго и мучительно. Первоначально пришедшие в проектные организации «учителя» нам рассказывали, что компьютер сам все запроектирует, что программа сделает лучше человека. Все это очень скоро оказалось той самой «лапшой на уши». Стало ясно, что на компьютере все нужно вырисовывать вручную, только не карандашом, а «мышкой» в соответствующей программе. Трудозатраты огромные и разработка чертежа занимает больше времени, чем разработка классического чертежа. И, самое главное, надо было обучить людей работать на компьютере. Так что началом перехода к компьютерному проектированию можно назвать 1990 год, и еще раз повторюсь, что все даты очень-очень условные. Я видел проектные организации, в которых в 1990 году уже все сотрудники сидели за компьютерами. Видел и такие, где в 2000 году был один компьютер на 10 сотрудников.
Но раз дело дошло до определения даты начала четвертого этапа, то придется сказать – переходный период занял около 10 лет, с 1990 года по 2000 год. Да – именно так!
А вот с 2000 года началось полновесное компьютерное проектирование, когда в проектной организации 95% сотрудников сидели за компьютерами.
Очевидно, что необходимо сказать несколько слов о кадрах, которые (по определению классика марксизма) – решают все. То есть о самих архитекторах, которые всю жизнь работали классическими методами проектирования и в одночасье должны были «переключиться» на компьютерное проектирование. И дело даже не в том, что надо было освоить компьютер, это дело времени. Главное в другом - нужно было перестроиться на «компьютерное мышление».
И до сих пор огромное количество «проектных фирм» работает по вот такой простой схеме. Опытный архитектор занимается творчеством, рисует, делает эскизы, прочерчивает на ватмане основу будущего здания – планы, фасады, основные детали – и передает эти чертежи молодым помощникам, сидящим за компьютерами. Они «вычерчивают» эти решения в соответствующих программах, и получаются окончательные чертежи.
Вот приблизительно так мы пришли к компьютерному проектированию.
Прошли годы, большие изменения произошли в нашей стране. Развалились крупные проектные организации и возникли сотни и тысячи небольших «проектных фирм» под самыми замысловатыми названиями. Подросли молодые архитекторы, впитавшие компьютер с детских лет.

Я не стану анализировать каждый этап, не буду давать оценку и сегодняшних методов создания чертежей. Моя задача совсем другая - рассказать об истории архитектурного  чертежа в нашей стране, и о тех проблемах, которые приходилось решать на каждом этапе.

P.S.  И вот интересный случай, о котором мне недавно рассказали. Был объявлен конкурс, и подано на конкурс два десятка проектов. Все проекты, кроме одного – были выполнены на компьютере. А один проект был выполнен руками и чертежными инструментами в классической архитектурной графике. И так он выделялся из серой массы бездушных компьютерных чертежей, однообразных именно своей графической прямолинейностью - что именно ему и присудили премию!
Можно улыбнуться и сказать, что случай почти анекдотический, но, наверное – дело обстоит серьезнее........
Наверное, развитие методов и способов создания архитектурного чертежа еще не закончено.
И будет следующий – пятый этап. Хочется на это надеяться  :))
Tags: Архитектура, История, Чертежи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments