archistorik (archistorik) wrote,
archistorik
archistorik

Categories:

Рассказ - воспоминания о Тулинской улице

Тема «Малой Родины» для коренных москвичей, когда-то живших в старых домах на старых московских улицах и затем переселенных в новые районы, была и остается незаживающей душевной раной. Им, дорогим моим москвичам, в свое время предоставили новые благоустроенные квартиры вместо комнат в «коммуналках», им улучшили жилищные условия, им дали современное жилье вместо комнат в старых и аварийных домах. Все это так, люди благодарны и городу и Советской стране. Но где-то в глубине сознания сохраняется память о родном доме, о родном дворе, в котором прошли детские и школьные годы.
И конечно здесь сразу возникает ностальгия о простой жизни среди простых людей. Когда все были равны, не было деления на богатых и бедных, и ни о каких национальностях и речи не могло быть. Все были просто Советскими людьми. Получается, что тот пласт жизни нашего народа, который ушел вместе с развалом Советского Союза, имел свои достоинства.

В 2013 году я написал целую повесть «Рогожская Слобода» - http://odintsof.ru/index/rogozhskaja_sloboda/0-176 -  где основное внимание уделено бывшей Тулинской улице.

Вот еще одна история, судьба еще одной семьи, которая жила на этой улице
В прошлом году я получил письмо от Людмилы Александровны, которая рассказала о своем родном доме на Тулинской улице.

«Вчера оказалась на своей "малой Родине", у Заставы Ильича. И воспоминания такого далекого детства почему-то, (наверное, возраст) переполнили меня. Вернувшись домой, решила посмотреть старые фото в альбомах. И совершенно случайно наткнулась на Ваш удивительный Творческий Сайт и уже не могла оторваться. Читая ваши увлекательные зарисовки о старой Москве, о том времени - середине 50-х – начало 60-х, поймала себя на мысли, что, как же много у нас общих и в чем-то даже похожих воспоминаний.
Так, в одном из рассказов о Кутузовской слободе Петр Семенович Беренсон вспоминает, что, когда умер Сталин, его бабушка с соседкой пошли в Колонный зал, чтобы проститься с вождем, и как еле унесли оттуда ноги. У нас в семье случилась почти такая же история. Вот как мне ее рассказывали.
Моя мама со своей старшей сестрой тоже очень хотели попасть в Колонный зал и вот 7 марта, после работы (!),  они уже выходили из дома, но тут вернулся с работы папа и маму не пустил, ведь она была на четвертом месяце беременности. А тетя Люба пошла, и чудом осталось жива – она попала в давку где-то в районе Рождественского бульвара, и какой-то мужчина помог ей выбраться.
Я родилась в предпоследний день лета 1953 г.

Начало Тулинской ул -1..jpg Самое начало Тулинской улицы

Дом 6 на Тулинской ул..jpg Дом №6 на Тулинской улице, в центре дома арка, в которой располагался и вход в квартиры, и которая служила проходом во двор. И прямо над аркой – два наших окна. Дом с улицы имел два этажа, но со двора дом был трехэтажный. А про тех, кто жил на 3 этаже говорили, что «они живут на чердаке». Там были очень низкие потолки, высотой не более 2.2 метра

В 1946 г. наша семья с Б.Коммунистической улицы переехала на Тулинскую улицу, в дом номер 6, где уже родилась и я. Наш дом был третьим от угла, от Аптеки. Помнится, рядом еще была Сберкасса. Дом был трехэтажный, кирпичный (или, каменный?), основательный. С традиционной московской подворотней. Парадная  (да-да, именно, «парадная», а не подъезд; и так говорили не только в Питере)  находилась в подворотне. Широкая лестница вела на второй этаж, в большой холл, выходящий окном во двор. Как же я жалею, что нет ни одной фотографии! Наша коммунальная квартира была самой большой. Две одинаковые комнаты, метров по 24. Потолки были необыкновенные, резные, украшенные лепниной, высотой более 3 метров. Но самым необыкновенным были полы из дубового паркета, выложенные огромными квадратами – классиками, со строгим геометрическим рисунком.
В одной жили мы – мама, папа, бабушка и я, а в другой – наши соседи. Огромная общая кухня метров под 20, без окон. Туалет. Когда-то, по рассказам старожилов дома, домом владел цыганский барон (не знаю, может это и легенда), и эти комнаты были одним общим залом. Очень интересна была планировка этажа. Были три небольшие комнатки с маленькими кухоньками и туалетами, так что, можно даже назвать их отдельными однокомнатными квартирками. Была еще одна большая, общая кухня, как наша, и в нее выходили двери из пяти комнат. Во всех этих комнатах жили семьи с детьми, моими приятелями детства.
Помню, когда в году 1958 мне купили фильмоскоп, вечерами папа устанавливал его в общем холле, и на стене, над лестницей дети и взрослые смотрели «Конька-горбунка», «Мистера-твистера», «Дядю Степу».  Диапозитивов было много. А какое это было счастье, поехать в воскресенье, с родителями в Столешников и выбирать там новые диафильмы.

Наш Двор.
Да, как и у Вас, с большой буквы. Проходишь подворотню и попадаешь совсем в другой мир, причем за каждой подворотней он свой, загадочный и неповторимый. Во дворе стояла трансформаторная будка, об нее очень здорово было играть в «ляги». У каждой семьи был сарай с углем, ведь центрального отопления в нашем доме еще не было, а когда оно появилось, построили котельную, сараи снесли, и наши дворы стали проходными. Тоже целое открытие – прямо со двора попасть на Школьную – здорово! Еще во дворе был грибок с песочницей и два палисадника. В одном мы только зарывали «секреты», а в другом гуляли, там были две клумбы, дорожки, обложенные кирпичом. Стоял деревянный стол со скамейками.
«Пятачок» асфальта посреди двора. Мы играли в «штандер», «вышибалы», «прятки», в «садовника», «казаки-разбойники», собираясь каждый день все вместе, после школы. Учились мы в разных классах, от первого до седьмого, но дружили. Зимой во дворе заливали каток.

Горки Андроньевского мон., 1977.jpg
Ходили в Андроньевский сквер кататься с горок на санках. Тогда для всех нас деревья еще были большими, и наш сквер казался нам самым большим и самым красивым на всем белом свете. На площади перед сквером кормили голубей за 5 копеек. А на праздники весь народ шел на сквер, на высокий берег Яузы,  смотреть салют.

Кормили голубей за 5 коп. перед входом в Андр.jpg

В году, где-то 1962 или 1963, открылся Музей древнерусского искусства в Андроньевском монастыре, и мы стали бегать туда каждый день после школы. Музей был тогда еще бесплатным, а нам нравилось каждый раз расписываться в толстой амбарной книге посетителей. Всех апостолов выучили наизусть. И, может быть, мы даже с Вами встречались, но, конечно, вам не было никакого дела до мелюзги, только мешавшейся под ногами.

Мои одноклассники жили на Школьной, Библиотечной, Вековой, площади Прямикова, Рогожской площади и на Тулинской, конечно. А учились мы в школе 457, построенной в 1938 г., что  на Библиотечной и углу Рогожской площади (школа и сегодня существует, только номер сменила). Мы и сегодня дружим и встречаемся, конечно, не так часто, как хотелось бы. Все мы, кто раньше, кто позже, разъехались по новым квартирам. Наша семья уехала летом 1965 г., папа получил квартиру от завода в Кожухово, недалеко от метро Автозаводская, на 3-ей Кожуховской улице (сейчас – улица Трофимова). А те, кто получал квартиры от Райисполкома, уезжали в Анцифирово, Бирюлево, Загорье, по тем временам – на край географии.

В конце 70-х и самом начале 80-х было много публикаций, в которых обсуждался проект создания на улицах Тулинской и Школьной так называемой «Ямщицкой слободы». Только вот не сложилось. Приехав как-то в очередной раз на Заставу Ильича,  с ужасом увидела, что моего дома нет на месте и половины улицы тоже. Я просто оцепенела!

Со старшим внуком мы иногда приезжаем сюда. Идем или от Таганки, или от Заставы. Обязательно проходим через сквер, фотографируемся у памятника Андрею Рублеву, идем к Спасскому собору, любуемся панорамой Москвы с высокого берега Яузы и Храмом Сергия Радонежского, который, как верный страж, охраняет все вокруг.

Как давно написал Геннадий Шпаликов:
«По несчастью или к счастью, истина проста:
никогда не возвращайся в прежние места.
Даже если пепелище выглядит вполне,
не найти того, что ищем, ни тебе, ни мне».

А возвращаться хочется...»

Поиски дома на фотографиях и на старых картах Москвы
Письмо интересное, много всего по истории Москвы и истории нашей жизни в те годы. Но нет фотографий, да и не очень понятно, где находился этот дом, ведь Тулинская улица была весьма длинная. Стали вместе с Людмилой Александровной искать старые фото, уточнять место расположения дома.

Начало Тулинской ул -1..jpg Вот он – угол Тулинской, Б.Андроньевской и площади Прямикова. И здесь хорошо виден мой дом. Но вывесок «Аптека» и «Сберкасса» уже нет.

Двор на карте 1937 года.jpg
Фрагмент геодезической съемки  1937 г.

«Старый план 1937 г. рассмотрела с большим интересом и с лупой, он близок к моим воспоминаниям. Во-первых, он с нумерацией домов, во-вторых, на нем видно (даже и моим, совсем непрофессиональным взглядом ), что дворы тогда не были проходными, и продолжалось это  года до 1962-1963 (здесь могу немного ошибиться, но точно помню, что в 1960 г. путь в школу проходил по Тулинской - М.Андроньевской - Библиотечной, а не напрямую через двор - на Школьную).

Кстати, на фотографиях хороша видна кирпичная труба той самой котельной между Школьной и Тулинской, после строительства которой у нас появилось отопление, а все сараи, опоясывающие дворы  - сломаны (на плане 1937 г. котельная  располагалась бы точно там, где белый крестик).

Что еще увидела и вспомнила. Вход во двор дома № 2 (углового, где "Аптека") был не с Тулинской, а с Б.Андроньевской, и не через подворотню, а через железные ворота. Это можно рассмотреть на фото 80-х.

91659 Школьная улица дом 33.jpg
Также на этом фото хорошо видна подворотня дома № 4 (по Тулинской, там, где была Сберкасса). Через эту арку можно было пройти на Школьную улицу

И еще увидела, что наш-то двор был самым большим, каким-то органичным, симметричным и просторным, по сравнению с близлежащими дворами.
А еще он точно был самым красивым и ухоженным, благодаря палисадникам, клумбам с цветами, лавочкам и простым москвичам, жившим в те года в нашем дворе.

Ребята нашего двора, 1958.jpg
Ребята нашего двора, 1958 год

93660 ул Школьная 23.jpg
И через эту арку можно было попасть на Школьную улицу

283309 Школьная ул., дом №19.jpg Вот так выглядела Школьная улица с целой серией арок, сквозь которые можно было попасть во дворы внутри квартала.

Почти каждое воскресенье (тогда был только один выходной) мы ездили или ходили в гости. Или к нам приходили гости. Просто так, без всякого повода.

Мы сначала жили в квартире №7, без соседей, как бы в отдельной квартирке – комната метров 14, совсем крохотная кухня и туалет. Два окна выходили во двор. Потом, в 1959 г. бабушка «мама старая» загорелась купить мне пианино. А ставить пианино было  просто некуда. И в 1959 г. мы переехали (поменялись) в квартиру № 1, на том же втором этаже. Здесь были уже соседи. Квартира состояла из очень большой общей кухни без окон и двух одинаковых огромных, метров по 22, комнат. Когда-то, до революции, перегородка между комнатами отсутствовала, а была одна, большая цыганская зала. Потолки были необыкновенные, резные, украшенные лепниной, высотой более 3 метров. Вот теперь нашлось место для пианино.
Но это было еще не все. Пойти в магазин и просто купить пианино (и не только пианино, а приличную мебель, холодильник, ковер, даже книги!)  было невозможно. Сначала надо было узнать, когда и где будет запись, потом, если повезет – записаться (ведь в списки вносилось определенное количество фамилий) и раз в месяц или каждую неделю ездить обязательно отмечаться, а тех, кто не приезжал, вычеркивали, и, таким образом, списки уменьшались. Потом наступал день, когда магазин принимал так называемые открытки, на которых указывались адрес и ФИО получателя. Открытки оставались в магазине, и в один прекрасный день в своем почтовом ящике находишь заветную открыточку, в которой написано, что тогда-то и там-то ты можешь приобрести долгожданную вещь. Вот оно – счастье! В общем, мама согласилась, Записалась, отмечалась (а ездить надо было на Ленинский проспект, в единственный тогда магазин «Рояли и пианино». И все это длилось около трех (!) лет.

Фестиваль молодежи летом 1957 г. мне запомнился. Врезалось в память – на улицах толпы народа с разным цветом кожи и говорящие на разных языках. На лицах – улыбки, улыбки, улыбки! Вся Москва украшена эмблемой фестиваля – разноцветной ромашкой с пятью лепестками. Всюду на окнах символ фестиваля – Голубь Мира, придуманный Пикассо. Фестиваль окончился, а белые голуби еще несколько лет сидели на московских окнах.

Ну и, конечно, полет Гагарина 12 апреля 1961 г. Я уже учусь в первом классе. Разговоров, что скоро в космос полетит человек, было много, летали «Звездочка», «Белка» и «Стрелка», но все равно, как-то не верилось. И – вдруг – такое!!! Очень-очень тепло, мы без пальто носимся по улицам и пытаемся поймать листовки, фотографии с летающих повсюду вертолетов. Радость у всех была! Радость, которая объединяла.
В детстве все воспринимаешь на веру. В 1960-м с высокой трибуны ХХII съезда было объявлено, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»! Вот класс!

Дом на пл.Прямикова, стоит и сегодня.jpg
А этот дом на пл. Прямикова - Андроньевской стоит и сегодня»
Будьте здоровы. Удачи! С уважением Людмила Александровна.

Под занавес …
Эта небольшая статья - наш совместный труд, своего рода итог большой работы. Очень трудно, но и очень интересно собирать материалы и создавать статью такого типа. Здесь и история Москвы, и личные семейные воспоминания, и воспоминания о детских годах. Конечно такие мемуары более всего интересны для наших ровесников, кто жил в те годы и помнит сам, какая она была, эта жизнь. Знает не по литературе, а по своим собственным воспоминаниям.
Но уверен, что и люди более молодого возраста прочитают эти яркие воспоминания с интересом.
С уважением к моим читателям, Григорий Васильевич.
Tags: Воспоминания, История Москвы, Рогожская слобода, Тулинская улица
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments