archistorik (archistorik) wrote,
archistorik
archistorik

Category:

Вспоминая Иракли Андроникова ...

Выступлени Иракли Андроникова по телевизору мы всегда смотрели с огромным интересом.
Писатель, литературовед, исследователь жизни и творчества М.Ю.Лермонтова -
он умел превратить литературные изыскания в захватывающую и интригующую историю.
И его выступления на телевидении пользовались невероятным успехом....

Кавказ-Лермонтов.jpg
"Эльбрус. Вид с Бермамыта" -  С картины Лермонтова

"Когда впервые летишь из Москвы в Тбилиси на ТУ-144, то сперва видишь словно на гигантской географической карте равнину России, потом степи Северного Кавказа, потом на краю их появляется Шат-гора, или Эльбрус, величавый даже с этой великой высоты, и как на рельефном макете открывается взору гранитный, сверкающий серебром снегов Кавказский хребет — ледяные вершины Донгузоруна, Шхельды, Ушбы, Тетнульда, Безенгийской стены... И вдруг среди них возникает Казбек — в одном ранге с Эльбрусом! И приходишь в радостное волнение, потому что видишь еще невиданное и тем не менее уже предвосхищенное лермонтовским стихом:

Как-то раз перед толпою
      Соплеменных гор
У Казбека с Шат-горою
      Был великий спор.
«Берегись! — сказал Казбеку
      Седовласый Шат, —
Покорился человеку
      Ты недаром, брат!
Он настроит дымных келий
      По уступам гор;
В глубине твоих ущелий
      Загремит топор,
И железная лопата
      В каменную грудь,
Добывая медь и злато,
      Врежет страшный путь.

Каким же великим даром воображения обладал он, какою силою поэтического прозрения, если в ту пору, когда почтовая повозка влекла его по каменистой дороге по самому дну сумрачной пропасти, он сумел увидеть Кавказ с орлиной заоблачной высоты и описать его таким, каким видим его мы, — с двумя снежными вершинами, застывшими в вечном споре перед толпой соплеменных гор!

Откуда знал Лермонтов, создавая своего «Демона», как выглядят сверху Дарьял и Казбек?

И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал:
Под ним Казбек, как грань алмаза,
Снегами вечными сиял;
И, глубоко внизу чернея,
Как трещина, жилище змея,
Вился излучистый Дарьял...

Именно такими видим их мы сейчас из окна сбрасывающего скорость и высоту самолета, под крылом которого уже мелькают зеленеющие долины Грузии, слияние Куры и Арагвы, одинокий монастырь на вершине, в котором томился гордый Мцыри, Тбилиси со сверкнувшей излучиной Куры и узкими улочками старых кварталов, куда вернулся из семилетних странствований бедный Ашик-Кериб, — весь лермонтовский Кавказ, впервые открывшийся русской поэзии с такой достоверностью и полнотой в его бессмертных творениях. Тот Кавказ, о котором Белинский сказал, что, будучи колыбелью поэзии Пушкина, он стал потом и колыбелью поэзии Лермонтова.

Нет, время бессильно состарить могучий дух лермонтовской поэзии! Вот почему, собравшись для дружеской непринужденной беседы, мы можем заговорить о Лермонтове как о живом явлении искусства, как о своем, нечаянно привести его стих, его метафору или строфу из его бессмертной поэмы."

Ираклий Андроников:
Лермонтов. Исследования и находки. Издательство "Художественна литература", Москва 1968 год
Отрывок из главы  "СУДЬБА ЛЕРМОНТОВА"
Tags: Живопись, История, Поэзия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments